ВОИНСКОЕ БРАТСТВО Лучше быть, чем казаться!

Драма для старшего школьного возраста

В Mironova Gallery открылась выставка "Война ворует детство"
 
На выставке подобраны кадры настолько красноречивые, что никаких комментариев к ним не требуется
Фото: Владислав Содель / Коммерсантъ

 

Выставка / Фотография

 

В Киеве проходит выставка "Война ворует детство", организованная Mironova Gallery совместно с благотворительным фондом "Воинское братство". Осмотрев ее, СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВ пришел к выводу, что фотохудожник способен представить трагичность мира сильнее и глубже, чем самый зоркий репортер-документалист.

 

Выставка "Война ворует детство", как декларируют ее организаторы, адресована в первую очередь школьникам и студентам. Для них в Mironova Gallery устраивают не только экскурсии, но и встречи с фоторепортерами, работавшими, как говорится в пресс-релизе, "в горячих точках планеты, запечатлевая боль и страдания людей во время конфликтов и террористических актов". Скорее всего, комментировать свои снимки придется фрилансеру Александру Гляделову, много лет сотрудничающему с международной организацией "Врачи без границ", и корреспонденту Associated Press Ефрему Лукацкому. Оба украинских фотографа имеют значительный опыт фиксации человеческого горя в регионах, где люди безжалостно уничтожают друг друга, решая свои политические интересы или пытаясь доказать этническое превосходство. Афганистан, Ангола, Южный Судан, сектор Газа, Кашмир, Сомали — всюду репортеры видят схожие картины нищеты, агрессии, отчаяния, насилия, смерти, безысходности. Конечно, еще острее этот обыденный ужас ощущается, когда в кадр попадает ребенок. На этом контрасте — взрослого безумия и детской доверчивости — строят свои композиции сотни документальных фотографов. В Киеве экспонируются работы действительно больших мастеров — помимо названных украинцев, это знаменитая американка Ами Витале и испанец Бернат Арманге,— и потому резко бросается в глаза определенная стереотипность их подхода. Практически все участники выставки обязательно снимают малолетних карапузов на фоне танков или солдат с автоматами, а иногда и с оружием в руках. Изрешеченная пулями доска в школьном классе в Палестине, снятая Бернатом Арманге, буквально рифмуется с домом в Анголе, покрытым оспинами осколков от бомб и снарядов, на фотографии Ами Витале. А пацаненок, старающийся завязать разговор с занявшим боевую позицию американским солдатом, примеченный в Ираке Ефремом Лукацким, в общем, мало чем отличается от голопузых африканских мальчишек в лагере беженцев в Динсоре на снимках Александра Гляделова. 

Устроителям выставки, безусловно, надо сделать комплимент: в отличие от большинства подобных проектов, где пояснения к фотографиям играют не меньшую роль, чем сами снимки, тут подобраны кадры настолько красноречивые, что никаких комментариев к ним не требуется. Какие слова можно добавить к изображению сочащегося свежей кровью матраца в убогой палестинской хижине на снимке Берната Арманге. Какие антимилитаристские инвективы произносить, глядя на запечатленную Ами Витале в больничном коридоре безногую ангольскую малышку, подорвавшуюся на противопехотной мине. О чем разглагольствовать, видя попавших в объектив камеры Ефрема Лукацкого хохочущих афганских ребятишек, кружащихся на карусели, смастеренной из артиллерийских гильз. 

И все же на выставке "Война ворует детство" задумываешься не только о социальных причинах насилия, жути побоищ и старательно разжигаемой политиками ненависти народов друг к другу, но и о вещах куда более скорбных. Дело в том, что, очевидно, для придания экспозиции большего веса документальную фотографию здесь дополнили художественной — работами Роджера Баллена из серий "Мрачная комната" и "Меблированные комнаты". Этот уроженец Нью-Йорка, с детства знакомый с китами фотографии из агентства "Магнум", где работала его мать, в начале 1980-х годов переехал в ЮАР, где в полной мере реализовал себя именно как фоторепортер, снимая трущобы Йоханнесбурга и трансваальское захолустье. Впрочем, выпустив три альбома своих горестных наблюдений, Роджер Баллен категорически отказался от непосредственного контакта с реальностью, а занялся художественной фотографией. Пессимистическая суггестия этих сюрреалистических по форме и настроению снимков настолько сильна, что кураторы киевской экспозиции предусмотрительно поместили их на втором этаже галереи, очевидно, втайне надеясь, что детям лень будет карабкаться туда по неудобной спиралевидной лестнице. И это разумное решение: имитирующие реальность работы художника, где смешаны люди в бумажных масках, звери и птицы, спутанные провода электропроводки, лубочные иконки, старая мебель, поломанные куклы, примитивные граффити на обшарпанных стенах, ветхая одежда и масса других умирающих вещей, рассказывают о трагическом состоянии мира похлеще любой документальной съемки. 

Роджер Баллен тщательно ставит кадр, как и Джефф Уолл, чьи работы сейчас экспонируются в PinchukArtCentre. Но если знаменитый канадец, моделируя в своих композициях узнаваемые сюжеты реальности, тем самым старается подчеркнуть ее иллюзорность, то Баллен, откровенно театрализуя кадр в духе гиньоля или кошмарного сна, как раз призывает с реальностью считаться. Он словно по-брехтовски отстраняется от действительности, которая, как на нее ни посмотри,— сплошной и неизбывный ужас. И в этом смысле фотохудожник оказывается большим реалистом, чем любые репортеры-документалисты, для которых искалеченные дети, межэтническая вражда, толпы беженцев, гибель мирных людей под бомбами — социальная аномалия, явление ужасное, но теоретически излечимое. 

Для Роджера Баллена все это и есть окончательная правда о мире, где дети, увы, обязательно становятся тупыми, алчными, агрессивными взрослыми. И продолжают поставлять репортерам кровоточащие истории страдания и боли. 

http://kommersant.ua/doc/1877253/print

 

© 2011 - 2017 Международный Благотворительный фонд «Воинское Братство»